Jukebox trio: музыка из подручных материалов
Jukebox trio: музыка из подручных материалов

Jukebox trio: музыка из подручных материалов

LF City расспросил участников трио Владимира и Илью Ивановых и Гарри Краулиса о том, чем они руководствуются, отбирая новые композиции, как рождаются их нетривиальные кавер-версии, почему исполнителей потянуло в сольные проекты и как пение может помочь справиться со страхом.

Ребята, не подгоняя ни в коем случае свое творчество под какие-то шаблоны, как бы вы сами могли определить стиль, в котором работаете?

Илья: Даже я не могу ответить на этот вопрос. Сказать, что мы рок, - нет, сказать, что мы поп, - тоже не совсем правильно. У нас материал в очень разных стилях.

Вова: Стиль, в котором мы работаем, я бы назвал «а капелла поп-панк». Мы делаем музыку, какую хотим, из подручных материалов, на коленках, и нам плевать, что об этом думают другие. Главный критерий - «нам нравится».

Гарри: «Вне формата» - это очень хорошее определение стиля, в котором мы работаем. Тот факт, что мы экспериментируем в разных направлениях, как раз создает ситуацию, при которой мы в итоге не подпадаем ни под какой формат. Единственное, что объединяет все наше творчество - это жанр а капелла. Но при этом у нас широкое техническое оснащение, которое позволяет кардинальным образом изменять звучание голосов. Получается, что и жанр а капелла в нашем случае теряет свою каноническую чистоту. В нашем творчестве можно найти черты электроники, электронно-танцевальной музыки, фанка, рока и джаза. Но конечно, при всем этом мы стремимся к созданию музыки, ориентированной на широкую аудиторию, и стараемся писать поп-хиты.

У Jukebox trio есть конкуренты на российской сцене?

Илья: Музыка - это не спорт, поэтому конкурентов нет, есть коллеги. Если рассматривать акапельные группы нашего формата, то таких нет. Живьем другие акапельные группы не используют такого количества аппаратуры, которое используем мы, и не добиваются такого звучания, какого добиваемся мы. Другие не так сильно повернуты на технике.

Весной вы обновили свою программу каверов. Чем руководствовались, отбирая композиции? Какие последние хиты добавили?
Гарри:
Сейчас мы сделали внутренним правилом группы постоянное обновление программы. Нам это нужно, чтобы не застаиваться и поддерживать рабочую форму. Также мы следим за последними трендами и течениями, новыми хитами и из них отбираем то, что интересно и нам, и публике и что будет хорошо звучать в нашем исполнении.
Вова: Мы обновляем программу ровно тогда, когда нам надоедают старые каверы. Весной мы дошли до точки сборки и решили глобально обновиться, копнуть в направлениях, которые нам были чужды.

Как вообще рождаются ваши кавер-версии? Что каждый из вас привносит в этот процесс? Как распределяете партии?
Илья:
Я отвечаю за битбокс, Гарри - за бас, Вова - за основную мелодию с текстом. Иногда пою я.

Гарри: Благодаря нашим луп-машинам и гармонайзерам, помимо основного построения битбокс – бас - вокал, мы можем делать интересные подложки. У меня гармоническая основа, я записываю атмосферно звучащие аккорды. Володя, как правило, записывает партии, похожие на синтезаторные соло или гитарные партии. Илья добавляет перкуссию и разные звуки. Все вместе это дает довольно объемное и жирное звучание.
Илья: Когда начинаем создавать новую песню, договариваемся, в каком стиле будем это делать, пробуем так-сяк, подбираем разные ритмические рисунки, партию баса. Когда нам всем троим начинает нравиться, мы закрепляем этот вариант.
В прошлом году вы выпустили EP «ИВолГа», состоящий из сольных композиций каждого из вас. В этом году Илья Иванов под псевдонимом Ил выпустил сольный сингл, вот и у Владимира в сентябре ожидается аналогичное событие. Это стремление к сольному творчеству не сигнал о том, что участникам трио спустя 13 лет совместной работы тесно в рамках коллектива и хочется реализовывать себя вне группы?

Вова: Нам не тесно, наоборот, когда занимаешься одним и тем же, замыливается глаз и ухо и ты уже не понимаешь, что хорошо, а что плохо. А когда ты день играешь в игру без инструментов по одним правилам, а на следующий день переключаешься и играешь в инструментал или электронику совершенно по другим, это дает мозгу отдых, меняет картинку, в результате ты не устаешь ни от одного, ни от другого.
Гарри: Да просто часть материала, который пишет каждый из нас, не совсем укладывается в сложившийся образ коллектива. Мы у зрителей ассоциируемся с определенным настроением и звучанием, а то, что выпадает из этого, мы решили вынести за рамки группы и выпускать уже не как Jukebox trio, а как «Jukebox trio представляет».

В июле у себя на официальном сайте и в соцсетях вы выложили захватывающий дух видеоролик из сочинского «Скайпарка», в котором Володя с высоты 207 метров прыгает с подвесного пешеходного моста в бездну, да еще в свободном падении пытается петь «Спешите любить». Сильно! Каково это – падать и петь?

Вова: Падать и петь - необычно, ибо ты вверх тормашками, дыхание сбито и страшно до одури. Но пение помогает преодолеть страх, я в этом убедился. Боитесь высоты - пойте!

Илья: Я тоже прыгал с 207 метров, и мне было страшно. Я не мог ни петь, ни битбоксить, только зажмурился и прыгнул. Падать страшно, но классно - имеет смысл хоть раз в жизни сделать это.

Вы экстремальными видами спорта увлекаетесь? Что практикуете?
Вова:
Мы с братом седлаем все, на чем можно прокатиться: сноуборд, коньки, лыжи, водные лыжи, парашют, кайт, лонгборд, велосипед, вейкборд, серф. Очень хочется попробовать прыгнуть в специальном костюме с перепонками в затяжном прыжке, но, я слышал, это небыстрый путь.

Гарри: Лично у меня не хватает времени ни на какие экстремальные виды спорта, поскольку оставшееся свободное время я трачу на преподавание и другие занятия, связанные с музыкой. Максимум - это погулять где-нибудь в парке или сходить в кино.
Вас часто приглашают выступить на свадьбах. Буквально только что вы пели на свадьбе Нюши на Мальдивах. После таких мероприятий матримониальные настроения вас не посещают?
Гарри: Когда мы были на этой свадьбе и смотрели на то, как красиво они все организовали, конечно, возникала мысль, что было бы здорово сделать нечто подобное. Но всему свое время, для каждого из нас наступит тот самый час, когда это случится... или нет. (Смеется.)

Многие ваши композиции адресованы девушкам. Есть ли у вас музы, вдохновляющие на творчество?
Гарри:
Конечно у нас есть девушки. Еще в Библии сказано: «Негоже человеку быть одному», и мы следуем этой заповеди. (Улыбается.) Что касается творчества, какое-то вдохновение для создания песни может подкинуть совершенно мимолетное впечатление, например от прошедшей мимо девушки. Зачастую это комплекс впечатлений, не конкретный человек, а какой-то образ. Это же творчество, а не фиксация жизни - что-то ты додумываешь, находясь в состоянии вдохновения.
Вы люди позитивные и обаятельные. К общению с поклонницами открыты?
Гарри:
Конечно мы открыты к общению с поклонницами, тем более что из этого общения можно черпать те крупицы вдохновения, которые потом выльются в новое творчество.