Антон Беляев: «В любое дело надо погружаться»
Антон Беляев: «В любое дело надо погружаться»
Антон Беляев: «В любое дело надо погружаться»

Антон Беляев: «В любое дело надо погружаться»

Творчество музыканта и композитора Антона Беляева, основателя и лидера TherrMaitz покорило миллионы россиян. 2017 год выдался у Антона знаковым: самое главное событие последнего времени – появление на свет сына Семена. LF City Антон рассказал, как изменилась его жизнь с рождением малыша, какими творческими проектами был ознаменован уходящий год и чем порадуют слушателей TherrMaitz на большом концерте в марте.

Антон, скажите, получилось ли хоть ненадолго сделать паузу в работе, чтобы проводить больше времени с малышом?

Пока, к сожалению, нет. Мы с супругой запланировали, что, когда появится Семен, будем немного посвободнее, но эта затея провалилась. И в осень мы вошли очень активно.

С рождением Семена ваша жизнь как-то существенно изменилась?

Думаю, что она существенно изменилась для Юли (супруга Антона Беляева). Теперь на ней огромная ответственность, она все время сфокусирована на новом человечке. Я конечно тоже участвую в его жизни и продолжаю работать, но нагрузка основная на Юле. Мне кажется, что очень удачно все совпало. Думаю, это связано с тем, что мы были готовы к этому моменту.

У Юли, которая является еще и вашим директором, получается совмещать уход за сыном и работу?

Да, получается, хотя это непросто. Она продолжительное время занималась разными видами деятельности внутри коллектива, иногда всем сразу: и с прессой работала, и концертным менеджером была, - у нее было очень много функций. Сейчас все постепенно пришло к тому, что все эти обязанности поделены между разными людьми, а Юля – генеральный менеджер. Она принимает ключевые решения. Её работа - это общение, поэтому, слава Богу, все это можно совместить. Мне бы не хотелось на няню все перекладывать. И в то же время, Юлину работу я никому не хотел бы поручать. Она незаменимый человек.

Супруга – ваш партнер в работе, в творческих проектах. Это помогает или все-таки есть определенные сложности?

Здесь есть нюансы, но и свои плюсы есть. Во-первых, супруга у меня не ворует, а просто забирает всё (смеется). Во-вторых, она погружена в процесс, ей нравится то, что делаю я. То есть она сопереживает мне и воспринимает все, как свое, не делает это за зарплату. Кроме того, есть какие-то моменты, которые с работы не хотелось бы переносить домой. Настроения иногда пересекаются и накладывается одно на другое. И не всегда понятно, где работа, а где семья. Но мне кажется, что мы вполне с этим справляемся. Кризиса нет, просто бывает, что нервная система не выдерживает (мы все люди), в общем, иногда взрываемся. Но нет каких-то глобальных изменений в наших отношениях. Инциденты бывают, но мы можем их решить. Без поножовщины (смеется).

Антон, как бы вы оценили итоги уходящего года? Для вашего коллектива год был успешным?

Для нас это был подготовительный год. У нас много процессов внутри: например, произошло изменение состава, мы пишем новую пластинку. В общем, находимся в процессе, его результаты покажутся скорее в начале следующего года. Тем не менее, нас замечают, о нас говорят. Мы отыграли несколько больших концертов. И, естественно, продолжаем «турить» по России и зарубежью. В общем, все происходит ровно. Есть какие-то психологические изменения, связанные с появлением Семена: я стал по-другому относиться к некоторым вещам. Думаю, что это все будет заметно в начале следующего года. На 14 февраля у нас запланирован релиз нового альбома, на 8 Марта – концерт в Stadium (площадка эта больше, чем мы когда-либо брали). Но надеюсь, что все пройдёт хорошо.

Выход альбома назначен на 14 февраля. Первый большой концерт в следующем году – на 8 Марта. Эти даты выбраны намеренно?

Совершенно случайно (смеется).

Помимо новых композиций, которые лягут в основу концерта, услышим ли мы ваши хиты? Будут ли в концерте участвовать приглашенные артисты?

Что касается приглашенных артистов, мы этот трюк не используем. Мне кажется, что это неправильно, когда на концерте гостей больше, чем у артиста песен. Мы никогда никого не зовем. Я не говорю, что так будет всегда, но пока концепции такой нет. Наш концерт – это два с половиной часа музыки, которую делаем мы. У нас будет новое шоу. Мы сейчас объединили усилия с «Силой света» - это известная команда, которая занимается визуальными эффектами и оформлением пространства. Мы уже лет пять пытаемся что-то вместе сделать, но то слишком поздно встречаемся, то слишком рано. В этом году, по-моему, все сложилось. И я думаю, что мы будем делать наше шоу вместе.

С вами ведь выступит приглашенный оркестр?

Да, сборный. Мы уже выступали в «Крокусе» с британским оркестром. В этот раз у нас выступят московские музыканты, которых объединит наш друг, композитор и дирижер Дима Селипанов, которому я доверяю «оркестровые вопросы» нашей музыки. Он соберет, по нашему мнению, одних из лучших музыкантов в Москве – оркестр из сорока человек, струнную группу.

После успеха иммерсивного шоу «Вернувшиеся», в котором вы выступили в качестве композитора, буквально на днях вышел новый спектакль - «Безликие», поставленный той же творческой командой. И вы снова отвечаете за музыкальное оформление. Насколько вам интересен формат иммерсивных шоу, которые сейчас на волне?

Интересен! Во втором случае, наверное, более интересен, чем в первом. Потому что первый был стартовый, и мы не все понимали. А вот в «Безликих» мы включились уже по полной. Это очень сложный процесс. Здесь много подводных камней. Это очевидно, не для всех, наверное. Учитывая, что там огромное количество сцен, комнат, везде звучит музыка. Понятно, что все это взаимосвязано. Самое сложное – как раз выстраивание этой взаимосвязи. Писать музыку несложно. Ее сложно писать в соответствии с чем-либо. Там очень много технических моментов, которые нужно учитывать, чтобы человек не слышал одно и то же по многу раз и переходя из комнаты в комнату, получал дополнительные эмоции. Чтобы музыка между комнатами не превращалась в какофонию. Всё это находится в руках Мигеля (продюсер, хореограф шоу «Танцы» на ТНТ), поэтому мы спокойны.

А для кино сейчас пишите? Поступают ли предложения от кинопродюсеров после вашего саунд-трека к фильму «В спорте только девушки»?

Да, зимой выходит картина «Лед» – новый фильм с моей музыкой.

Что еще, помимо музыки, вам интересно? Знаю, вы участвовали в выпуске линии одежды, аксессуаров. Этим направлением есть время заниматься?

Из последних удачных коллобораций – выпуск очков совместно с брендом HarryCooper. У нас есть две части коллекции. Одну мы в прошлом году выпустили, там, по-моему, четыре или три оправы было. И в этом году выпустили новые: наконец, удалось создать что-то, что я могу носить сам. Это очень странно, когда люди не используют то, что они сделали. Получается, я тут придумал скороварку, но я ей не пользуюсь. И вот в этом году мне удалось выпустить разработанные мной совместно с HarryCooper очки, которые я сам и ношу.

Мне многое интересно. Я просто считаю, что надо погружаться в любое дело. Это как вопрос «не хотите ли вы быть актером?» Может быть, где-то внутри и хочется пробежать перемазанным грязью с автоматом в руках, но, мне кажется, все-таки надо делать дело профессионально. Если я сам буду плеваться от таких актеров, то зачем мне в этом участвовать?.. Этому нужно посвящать время, учиться и делать это хорошо.

Антон, можете назвать какое-то яркое музыкальное впечатление этого года: новый исполнитель, проект или альбом, который вас «зацепил»?

Знаете, я так много музыки пропускаю через себя, что выделить кого-то одного очень сложно. Это будет нечестно по отношению ко всем остальным. Мне кажется, что сейчас такое время, что надо не бояться просто слушать новую музыку. И новая музыка хороша, и старая. И ни в коем случае нельзя относиться к музыке, как к коллекции одежды. Вот эта этого года, а та уже прошлогодняя или из 70-х. Это абсолютно не важно. К музыке это не имеет отношения. Если сумел услышать в ней что-то свое – это приятно. Мне кажется, это очень важная мысль. Потому что я очень часто слышу, что мы сейчас живем в эпоху потребления, и желательно, чтобы машина была этого года, одежда этого года и все остальное. Музыки это тоже коснулось. Но это ошибочно. Точно так же и с кино. Есть отличные фильмы и 60-х, и 90-х, и начала 2000-х. И завтра наверняка снимут неплохое кино.

Вы обладатель огромного количества премий и всевозможных наград. Есть среди них та, которая для вас наиболее ценна?

Я спокойно к этому отношусь. И их на самом деле не так много. Возможно, это идет из детства. Я все время участвовал в конкурсах юных пианистов. Где-то я был на первом месте, где-то – на втором, а где-то – на третьем. Ничего страшного. Меня это никогда особо не пугало. Премия – это всегда приятно. Приятно, что тебя замечают, что обращают внимание на твои заслуги. Но это не есть цель. Это просто приятное дополнение к чувству удовлетворенности от того, что ты делаешь все правильно. Это еще одно подтверждение. Премия для творческих людей – это как поход к психологу. Это такое визуальное, осязаемое подтверждение того, что ты не сошел с ума, и кому-то действительно это нравится, и, может быть, ты не зря это делаешь. Потому что творческие люди все время страдают от ощущения, что они делают не то и не тогда, когда нужно, что никто не знает об этом, что никому это вообще не интересно. И поэтому от премии у меня такой чисто психотерапевтический приятный эффект. Но ради премии работать не стоит. Не нужно это превращать в культ.